Інтерв’ю з Vadim Griboedov

У своїх лайв виступах Vadim Griboedov / Mullah Shaheed використовує аналогові інструменти. Керує проектом MachineRoom, який спрямований на розвиток експериментальної лайв-сцени. Засновник Subself Records/High-Jack Records , видається на Shaded Explorations, Subsist, Trenton & Axaminer, учасник live-проектів Animous / ANMS і Mullah Shaheed.

– Розкажи нам про свій сетап.

В лайве я использую только hardware инструменты, хотя в начале пользовался и компьютером. В этом нет какой-то принципиальности, просто с опытом приходит понимание того, как и что должно звучать, какая динамика должна быть у живого выступления, какие моменты способны все испортить. Ядро моего cетапа – это Elektron Analog Rytm & Analog Four, комбинация, которая, по большому счету, уже позволяет создавать полноценный трек. Для того, чтобы иметь возможность полноценно импровизировать, я использую Elektron Machinedrum, синтезатор TT303 – клон классического Roland TB303, олдскульный семплер Roland SP404 и модульный синтезатор.

– Памятаєш свій перший виступ?

Если говорить о диджеинге, то это был сет в харьковском клубе Живот в 2002-м, я пытался сводить свои болванки на так называемой деке, у меня неважно получалось, но всем понравилось. А первый лайв мы c Ярославом Ленченко отыграли в клубе Cinemа в 2014-м как проект Animous. Пришло не так много людей, но сводить было уже не нужно, поэтому выступление было чуть ли не фееричным. После этого события я навсегда оставил диджеинг, о чем ни разу ни пожалел 😄

– Твої лейбли Subself Records і High-Jack Records існують з 2009 року. Чи важко створювати якісний продукт в Україні? Які труднощі тебе зустрічали на шляху формування імпринту?

Если быть точным, High-Jack появился в 2010-м, как саблейбл, ориентированный на клубную музыку. В то время было не столько сложно, как непонятно, что и как происходит в этой сфере, в Украине практически не было электронных лейблов (из существовавших помню только вирус music и moon), поэтому пришлось достаточно много времени посвятить изучению деталей работы с дистрибьюцией, промоплатформами и тд. Делать качественный продукт непросто, независимо от того, где ты находишься, Украина в этом плане просто географическая локация, а лейбл – эфемерное образование, на 99% существующее только в интернете. Основная и уже неизбежная трудность – это перенасыщенный музыкальный рынок, который на данный момент не спасает даже такой мощный фильтр, как виниловые релизы. В Украине много талантливых музыкантов, рад тому, что некоторые из них выпускались на Subself до того, как стать очень заметными артистами.

– Нещодавно в честь 10-річчя Subself Records вийшла касетна компіляція «Diptych» – збірка з 10 треків резидентів лейблу. Як це, святкувати десятиріччя власного лейблу? Чи помінялося твоє сприйняття музики і концепція лейблу за цей відрізок часу?

Скажу честно, я был удивлен, что эта история увлекает меня до сих пор) Не сказал бы, что мое восприятие сильно изменилось, если послушать 2-й релиз и 40-й, то между ними довольно сложно будет заметить разницу и это меня радует. Концепция Subself’a скорее эмоциональна, это музыка определенного настроения, а не устойчивой формы. Довольно условно его звучание можно описать как post dub techno, где post подразумевает как более динамичные танцевальные формы, так и полную ambient абстракцию.

– Який основний концепт у MachineRoom? Що надихнуло тебе на створення цього проекту?

Концепция MachineRoom – некий social spot для тех, кто серьезно занимается электронной музыкой, как показывает практика, общение и информация гораздо важнее навороченных мониторов и лицензионного Pro Tools. Идея по большому счету состоит в обмене опытом и знаниями, именно поэтому мы большое внимание уделяем мастер-классам на разные темы, будь-то продакшн, клубный звук и программирование вижуалов. Ну, и конечно же, это игровая комната с машинками, как и следует из названия. А вдохновило меня посещение берлинского SchneidersLaden и тот факт, что дома просто физически не помещались инструменты)

– Які у тебе улюблені заняття окрім музики?

Аштанга Йога, благодаря которой я и занимаюсь музыкой. Если бы не йога, наверное работал бы сейчас в офисе и думал о суициде.

– Чи є музиканти/лейбли, якими ти надихаєшся?

Их очень много, из неочевидных назову Fleetwood Mac или Nina Simone. Электронную музыку уже воспринимаю не совсем адекватно, скорее как спектрограмму, гораздо большую эмпатию вызывает акустическое звучание.

Інтерв’ю підготувала Mavka Lisova

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *